Об идеях и суде.

Оцінка статті на цей момент: +1/-0
Читати Не читати Коментувати
  • 3727 Перегляди
  • 2 Коментарі
  • 07/08/2011Дата публікації

Вспоминаю 1990-е. Пожилые поклонники КПУ стояли в палатках, раздавали листовки, ходили по домам с подписями. Как жалко было этих людей и как возмущали эти наглые коммунистические лидеры. У людей было отнято все, люди работали за копейки, их оскорбляли парторги и начальники, и на старости лет последние свои дни вместо досуга внутри семьи, они бегают по этажам, трясущимися руками дают листовки, преодолевая одышку, просят подписать. Ведь они себя видели борцами за светлые идеалы, против мировой буржуазии, как их учили со школы до пенсии. А на самом деле лишь обеспечивали спокойствие и достаток десятку лидеров.
Похоже, с тех пор мало что изменилось. Дай Бог, чтобы те бабушки, что кидались под колёса автозака с Тимошенко, получали за это деньги. Коммунисты свои активистам не платили, наоборот, активисты платили членские взносы. Возможно, Тимошенко щедрее. Наверное, эти бабушки тоже представляли себя борцами за справедливость.
Нет, сам по себе арест Тимошенко незаконен Понятно, что нет такого основания для ареста «назвать Премьера коррупционером». Позволять подсудимой любые оскорбления в отношении судьи и свидетелей – бывших чиновников, и арестовать после резких высказываний в адрес действующего Премьера – могли ли суд и прокуратура ярче показать свою дремучесть и зависимость?
Но речь ведь об идеях и их защитниках.
Российский журналист Муртазаев как-то написал «Оппозиция отличается от власти тем, что считает – воровать надо по-другому».
В этом «воровать по-другому» и заключается вся суть конфликта.
Способ управления ПР унаследован с советских времен. Это вертикаль власти, в которой каждый чиновник знает, на что он имеет право. Зарвавшихся, взявших больше, или нарушивших установленный порядок, сажают. Чиновник может то, что ему позволено старшим начальником. Решения принимаются коллегиально. Все члены коллегии умеют угадывать, какое решение нужно старшему. Не умеющие угадывать, ждущие прямых указаний, теряют свои должности. Люди удивляются: как же так, он же ничего не умеет, не способен организовать, как же он в совете, в коллегии, в правлении? А такие хорошие специалисты, организаторы – не выдвигаются? А так, организовать не умеет, а какое решение нужно начальству угадывать умеет.
В результате чиновник может взять все, что ему позволит взять старший начальник. Но с соблюдением процедуры.
В 2005-м вертикаль власти остановилась. Во власть попали случайные, с т.зр. порядка люди, не угадывавшие желания начальства и бравшие себе без спросу. Тимошенко во главе Кабмина игнорировала старые порядки, процедуры, законы. Лично определяла, у кого покупать автомобили и почем. А что делать, если чиновники Минздрава не понимают начальственного желания и дают отрицательное заключение на твои желания купить конкретную марку автомобиля у определенной фирмы?
Придя к власти, регионалы стали восстанавливать вертикаль. Устранять случайных людей. Провели с этой целью административную реформу, переформатировали все чиновничьи структуры. Уже видно, что и эта реформа не идет. Хвалить начальники и не спорить с ним публично – не значит исполнять его поручения и не брать сверх меры. С этим связаны и судебные процессы «против своих». Ведь свои тоже привыкли к отсутствию старого порядка и расслабились.
Фактически, Тимошенко и судят за то, что «воровала не так». Сама решала, сама давала указания, сама договаривалась, ни с кем не согласовывала. Это не по правилам старой номенклатуры.
Да, тут некоторые циники возражают против применения термина «воровала». Мол, на счетах денег не прибавилось, значит, не воровала. Это как раз про человека, который живет в пределах остатка на своем счете!
Думаю, понятно, что австрийская фирма, выполнившая крупный заказ на поставку автомобилей, осталась благодарна заказчику. В какой форме была эта благодарность, кто ею распоряжается, каким путем она к нему поступила, это загадка для любознательных. Для остальных должно быть достаточно того, что система, при которой 1 человек решает что, у кого, почем покупать за государственные деньги – коррупционна, преступна. Независимо от того, кто и что с этого получает.
Не менее коррупционна и преступна, чем старая, в которой это решала вертикаль чиновников, каждый из которых мог прикоснуться к благодарности. Выбор между формами воровства может быть интересен тем, кто наверху, но не широкой общественности.
А какая система не коррупционная?
А это когда политики и чиновники разделены. Политики принимают правила, чиновники их исполняют. Политики не распоряжаются газом и автомобилями, поэтому их невозможно за это осудить. Чиновники исполняют, а за нарушение – сидят. Без всякой политики. Чиновники не меняются присмене политиков, поэтому не исполняют их незаконных поручений.
Оппозиционеров в таких странах не судят за покупку автомобилей. Они этим не занимаются.
Но такая, не воровская система, не приемлема ни Януковичу. ни Тимошенко. Поэтому такие идеи ими в равной степени не поддерживаются, но и не рассматриваются вовсе.
Героизм, с которым Тимошенко отстаивает свои идеи единоличного распоряжения материально-финансовыми потоками, вызывает восхищение.
Но ведь кощунство сравнивать ее с жертвами преследований, защищавшими свои общественные, религиозные идеи. Идея лично торговать государственным газом и автомобилями не может быть признана общественно ценной!
К сожалению, этого всего не знают бабушки, кидающиеся под колеса, выстаивающие с флажками под морозом и солнцем.
Лично мне в этой истории только их жалко.

Оцінка статті на цей момент: +1/-0
Читати Не читати Коментувати
 
 

Коментарі 2

Для того, щоб писати свої коментарі, залогіньтесь! Якщо ви не маєте логіну, тоді спочатку зареєструйтесь, щоб його отримати!

Не могу не привести еще мнения Дмитрия Быкова из Новой газеты:

В Киеве перевернули новую страницу: посадили пани Юлю в смрадную темницу. Криминальный Янукович, равнодушный к праву! Знали мы, что ты готовишь наглую расправу. Всю Европу растревожишь, рейтинг свой изгадишь — но ведь ясно: если можешь, все равно посадишь. Пани Юля так и знала все об этом цикле: вам, таким, победы мало — вы топтать привыкли! Где ж понять совкорожденным рыцарства науку, научиться побежденным протягивать руку! Прежде хоть щадили даму люди правил старых… Как-то встретишь ты Обаму с Юлею на нарах?! Плачут хлопцы и юницы в Виннице и в Ницце: сидит девица в темнице, и коса в темнице… А в России увидали — и довольно квакнут: начиналось на Майдане — кончилось вот так вот.

Но не празднуй, Янукович, легкую победу! Не копи себе сокровищ к тайному побегу. Время мчится, точно пуля, с ним никто не сладит, — помни, выйдет пани Юля и тебя посадит. Будет править самовластно и тоталитарно — хоть сейчас она несчастна, но всегда коварна. Я уже и на Майдане, либерал-ботаник, понимал, что эта пани далеко не пряник. Ведь не век тебе, как ныне, быть козырной масти — надоест же Украине блатота у власти! Юля — пани непростая и сравнить-то не с кем, а за ней такая стая, что куда донецким, — и когда взлетит высоко, стоит захотеть ей, и взамен второго срока ты получишь третий*. Не сойти Украйне с круга из-за этой пары. Так и будете друг друга упекать на нары. Пожениться бы вам, дети, не мотать бы срок бы — против вас никто на свете устоять не смог бы; но никто не верит ныне в пользу коммутаций. Все равно что Украине с Русью побрататься.

Вот и понял я случайно, слава тебе Боже, почему у вас Украйна — не Россия все же. И от вас, дивя планету, лучшие съезжают, и у вас свободы нету, а врагов сажают, понимающих лажают, дураков ласкают… Но у нас, когда сажают, то не выпускают. И у нас бы Тимошенко сделала карьеру, подольстившись хорошенько к нашему премьеру, и резвилась бы, как серна, и цвела, как вишня, — но у нас бы если села, то уже б не вышла. Если ж кто у нас и выйдет — никого не сОдит, потому что плохо видит и почти не ходит. Впрочем, Бог располагает, помнит дебит-кредит: русский долго запрягает, да уж как поедет! Зашумит, заколобродит — и за две недели одновременно выходят все, кто здесь сидели. Радость с гибельным оттенком, с запахом пожара — ибо вместе с их застенком рухнет вся держава, накренятся все оплоты, упразднятся боги — тут уж не свести бы счеты, унести бы ноги, ибо всех — отнюдь не тайна — ждет большая дуля.

Нет, Россия — не Украйна.

Возвращайся, Юля.