Писати про війну необхідно, але "вся правда - шкідлива". Як вийти з цієї суперечності і не займатися пропагандою?

Оцінка статті на цей момент: +1/-0
Читати Не читати Коментувати
  • 24947 Перегляди
  • 0 Коментарі
  • 05/12/2016Дата публікації

Результат війни стане долею країни. Всі нинішні українські події мають значення тільки в одному: наближають вони перемогу чи, скоріше, запобігають розгрому. Та й про що писати зараз, як не про війну - війну в окопах або її прояви у тилу? Проте "вся правда" про війну, остаточна і глибинна, може бути могутнім засобом ослаблення армії, навіть цілком боєздатної.

Іван АМПІЛОГОВ, журналіст, письменник, учасник АТО

Мы не верим репортажам из АТО - ни далекие от войны "обычные" граждане, ни вовлеченные в войну ветераны и волонтеры.

Зрители и читатели уверены, что настоящей правды им не скажут - и в общем-то, они правы. Наша украинская журналистика в глазах общества скомпрометировала себя давно и прочно, и с этим сталкивался каждый журналист, работающий "в поле", в массах.

"Все равно правды вы не покажете" - почти прямым текстом нередко говорят ему. Когда же речь идет о таком серьезном деле, как война, уровень доверия падает до нуля. Так для чего их делать, эти военные репортажи?

Наша страна переживает войну, и напрямую с ней связаны несколько миллионов человек - солдаты, их семьи, беженцы, жители прифронтовых областей. Они должны держать руку на пульсе, молчание о войне для них непереносимо.

Репортажи с передовой, таким образом, - прямая обязанность украинских журналистов, по крайней мере тех из них, у кого не атрофировано чувство долга.

Исход этой войны станет судьбой страны - и это тоже вполне очевидно.

Пожалуй, все сколько нибудь значимые процессы в сегодняшней Украине имеют значение только в приложении того, насколько они приближают победу или, скорее, предотвращают разгром.

Так о чем же писать сейчас, кроме как о войне - войне в окопах или ее проявлениях в тылу?

Выходит, писать необходимо. И здесь каждый репортер сталкивается с фундаментальным противоречием военной журналистики - "вся правда вредна".

Вся правда, окончательная и глубинная, может быть могучим средством ослабления армии.

Она может деморализовать солдат и обессмыслить жизнь офицера. Она может толкнуть мать мобилизованного кинуться искать своего сына, а его жену - подать на развод с ним.

Критическое количество правды - действительно существовавших фактов, истинного состояния дел, наметившихся тенденций - может заставить капитулировать вполне боеспособную армию.

Но так же обстоят дела и с конкретным человеком: узнай он все о состоянии своего здоровья, статистику несчастных случаев и перспективы обнищать, ему следовало бы уже сегодня прекращать любую попытку жить дальше.

"Жизнь в войне" - та же жизнь, но обнаженная до предела, и потому она требует куда большего, чем обычно, мужества.

От журналиста она требует куда большего чувства личной ответственности, а еще ему нужно найти место между полюсами "идиот-оптимист ротной стенгазеты" и "бескомпромиссный правдоискатель, разрушающий чужие жизни ".

Если журналист, направляющийся в АТО, выполняет все требования армейских пресс-служб, он вряд ли сможет нанести какой-то оперативный вред тем частям, в которых побывал.

И он не может чувствовать себя на привычной почве гражданской журналистики, где от него требовалось как можно больше фактажа, цифр, фамилий, дат.

Волей неволей такой журналист становится в большей степени рассказчиком, писателем, а не "расследователем".

Он должен уметь передать атмосферу, вычленить суть героев, а не их биографию, воспроизвести дух той общности людей, которые сейчас воюют.

Он, повторяя один из советских литературных лозунгов, вынужден двигаться "от правды факта к правде жизни".

И потому та военная журналистика, которая формируется сейчас в Украине, нуждается в большей степени в "писателях", а не просто мобильных и гиперактивных новостниках.

От них потребуется литературный талант, а не только коммуникативные способности и четкость планирования.

Необходимо не просто скупое описание фактов и навыки их добывать, а способность к выстраиванию фабулы, созданию портрета, чувство явной и скрытой мотивировки героев.

Это уже боле высокий уровень профессионализма, он требует не простого и в общем-то доступного многим выполнения стандартного алгоритма, а немалого опыта и врожденной интуиции.

Следует добавить, что именно такой путь - от репортера к писателю - проходят все американские журналисты, если ставят целью продвижение в своей карьере.

ТАКОЖ: Як у батальйон територіальної оборони приїхав ансамбль "Діти війни". Based on TRUE STORY

Кроме того, мы должны учитывать нашу аудиторию - прежде всего тех, кто вовлечен в процесс.

Солдатам, волонтерам, их женам и мужьям, их родителям, рабочим на оружейных заводах, инженерам, создающим новые типы оружия, и гражданам Украины, и нашим зарубежным друзьям - как воздух нужно понимание общности дела войны.

Преступной будет ситуация, когда они почувствуют себя изолированными от других чудаками.

К сожалению, такое поветрие есть: разделение на военных "романтиков" и гражданских "нормальных" все более ощутимо. Далекие от войны не должны забывать, что она продолжается, да зачастую они и не хотят забывать.

Требования к материалам "с передовой" поэтому слишком высоки, он должен иметь способность перенести читателя к этой передовой.

Tолько в том случае будет достигнуто то сопереживание, которое только и нужно для описания крайне серьезного дела - войны.

Что важно: время настоящей правды еще наступит. Мы еще не победили, итоги подводить рано, вытаскивать на свет виновников наших поражений еще не время.

Опыт других войн показывает, какой болезненной может быть как раз поствоенная реакция. Пережившие ее общества иной раз едва выживали.

Сейчас украинским журналистам нужно готовится к тем временам, когда они будут говорить уже с последней прямотой. И это одна из важных черт "жизни в войне" - иметь терпение многое и многое сохранить до ее окончания.

И в заключение: украинские военные журналисты работают при почти полном отсутствии необходимого для такого дела обеспечения.

За исключением нескольких съемочных групп нескольких каналов, наши журналисты, едущие в АТО, скорее фрилансеры, а не военные журналисты в полном смысле.

Bоенная журналистикам предполагает гораздо больший, нежели обычно, уровень обеспечения безопастности. Наши журналисты лишены страховок, юридическое сопровождение отправившей их редакции - минимально.

Что будет делать такая редакция, если по их вине журналиста возьмут в заложники? Да и гонорары за репортаж с передовой если и выше среднего, то не намного.

Украинский военный журналист сейчас занимается этим делом не для выгоды и не для карьеры - это его личное дело. Это поиски его уж совсем личной - и не обязатально профессиональной - правды, в кавычках и без.

Думка, висловлена у статті, є особистою думкою автора і може не співпадати з думкою редакції

TEXTY.ORG.UA — незалежне видання без навʼязливої реклами й замовних матеріалів. Щоб працювати далі, нам потрібна ваша підтримка.

Будь ласка, повідомте нам про ваш внесок на пошту texty.org.ua()gmail.com

Оцінка статті на цей момент: +1/-0
Читати Не читати Коментувати
 
 

Коментарі 0

Для того, щоб писати свої коментарі, залогіньтесь! Якщо ви не маєте логіну, тоді спочатку зареєструйтесь, щоб його отримати!