Вантажник-герой. (Харцизськ, завод Samsung-Sеch, недалеке майбутнє. (ОПОВІДАННЯ)

Оцінка статті на цей момент: +2/-1
Читати Не читати Коментувати
  • 39888 Перегляди
  • 0 Коментарі
  • 22/08/2014Дата публікації

«Па-па-па-па-па, - думал Степан, - па-па-па-па. Скоро уходить домой пора». Мысли двигались в его голове тяжело, как огромные соединения узлов и агрегатов сталелитейного цеха. Как в том цеху Донецкого металлургического комбината 25 лет назад, когда он был сопливым пацаном, когда сталь плавили, а уголь долбили – давно уже. «Домой пора, пора, - тяжело переваливалось у него в голове, а иногда взвизгивало, как тросы лебедки: - А дома Лариска!» Тогда Степан морщился.

Автор: Иван Ампилогов

Он уткнулся в тарелку – обед как-никак. Столовка. На второе – битки и макароны. Все разошлись уже, он один сидит. Компот на третье. Сейчас кто пасьянс раскладывает на планшете, кто трепется с бабой своей, разглядывает ее. Отдыхают в отдыхательной комнате. А у Степана нету ну никакого настроения.

А все дело в том, что нету у него никакой уверенности насчет завтрашнего дня. Будет премия, не будет? И никто никакого намека не дает, такой у них, узкоглазых, обычай. А дома – Лариска, ждет уже, а он ей проотвечался, типа будет, не ори.

- Пропала собака? Спросите у Пака!

Сизов, водитель, козел. Будто по лицу все читает.

- Ты, - Сизов лоснящейся мордой нависает над Степой, - ты, - говорит, - вот что сделай: изобретение. К члену ящик приматывай, еще один, и таскай! Они изобретения любят!

Сизову хорошо, а потягал бы он контейнеры с 10-ти до 5-ти! Степан был грузчиком и не очень любил свою работу.

***

«Супер!» – Мариночка прямо-таки летела по коридору, звонко стуча своими каблучками. Настроение у нее было приподнятое, да нет же, она была попросту счастлива. Всего три месяца работы на новом месте – и такая удача! «Супер-супер-супер! Теперь бы только не облажаться»

Но главное – каков господин Пак! Ведь ни полсловечка не сказал, все только «госпожа Марина, посмотрите,.. а вы, госпожа Марина, что думаете?» А что она могла думать! Она вообще ни о чем не думала, только бы шефа не огорчить. И тут – бац! – к ним на завод с визитом едет этот самый, необыкновенный!

Хорошо, что хоть гостиницу успели привести в порядок, а то как вспомнишь, какая раньше была – фу!

***

Степан вышел во двор: моросило. Новые кроссовки нужны, и Лариске тоже. Меньше бы бегала по магазинам – на все хватало бы! Сегодня Степан был уверен как никогда – кредиты развращают.

Он достал из кармана штанов вилку и стал понемногу откусывать от нее. Вилка слегка похрустывала, рот наполнялся солоноватой массой. Картофельная мука, стабилизатор, соль, специи, вода артезианская, витамины. Без ГМО. Разработка Макеевской пищевой компании. Для космонавтов придумывали, теперь работяг кормят. Но Степану нравилось. После обеда, через час, он всегда так делал. Он называл это «хавать вилку».

Но про премиальные молчат. Бригадир молчит, но что-то, конечно, знает. Он-то свое получит, можете не сомневаться. Бегает с утра до вечера как ужаленный, все высчитывает, как, мол, справляемся. С такой зарплатой все бы бегали.

Бригадир не очень правился Степану. Вроде нормальный мужик, наш, но какой-то не такой. И бухает вроде, но все-же отвлеченно. Бывало, буханет, в глаза посмотрит и скажет мечтательно: «А меня к Новому году в Пхеньян отправляют. На стажировку». Тьфу ты! Где он, Пхеньян этот?

Вышли Серега, Петька. Закурили. Степан хотел поморщиться, но сдержался – за такие вещи можно и по лицу схлопотать. Сам не куришь, так морды не вороти, стой себе. Степан не курил, считая это слабостью, но стоял и лица не отворачивал.

- Этот - слышал? - кинозвезда к нам приезжает, - говорит тут Серега. – Китайская.

- Да нет! Какая китайская! – перебивает Петька.

- Баба, что ли?

- Да какая баба! Мужик. Актер там, или режиссер.

- Продюсер! – кричит Петька. Он молодой еще, все ему нравится.

- Китайский? – Степан думает: хрень какая-то. Но вполне может быть. – Каратист, что ли?

- Щас вспомню, имя забыл. – Серега роется в карманах, ищет телефон. – В рассылке прислали.

- Продюсер, говорю, - кричит Петька.

- Брюс Ли, может?

- Сам ты Брюс Ли. – Серега сердится, в карманах ничего нет, забыл. – Вот блин! Короче: суперзвезда, китайская или японская, зовут типа Кучкудук.

- Ким Кидук, дураки! – кричит Петька.

Тут появляется бригадир:

- Атас! Все в актовый зал: политинформация.

***

Господин Пак снял очки и заботливо протер их замшевой тряпочкой, которая всегда находилась при нем, в отдельном кармашке жилетки. Вернув их на место, он удовлетворенно улыбнулся: ему всегда нравилось, что несовершенство человеческой природы – плохое зрение, скажем, - можно исправить умным изобретением – очками, например.

Мир вновь заблестел чистыми поверхностями, определился четкими углами, запестрел мелкими деталями. Это хорошо – четкость.

Четкость, но и вдумчивость. Управляя людьми без этого не обойтись. Господин Пак знал, что не следует воевать с естественным порядком мироздания и потому часто вдумывался.

«Трава растет вверх – это ее привычка, - размышлял он, сфокусировав взгляд на точке в воздухе в 5-ти метрах за окном своего кабинета. – Трава растет, а работник привык к своей привычке – и поэтому он работник, а не бродяга».

Снизу донеслись крики: мужики у проходной забыли накладные. Господин Пак вздрогнул, но лишь слегка. Он был уверен: нет ничего хуже нервного руководителя – он как огонь на ветру, мечется, но не способен согреть.

«Да, - продолжал он думать, - трава растет, но ее нужно и поливать, и подстригать. Работник работает, но ему необходима и зарплата, и возможности новых профессиональных горизонтов».

Вдумываться было хорошо, но пора было уже идти.

«И все нужно делать вовремя».

***

Маринка забежала в зал и немного растерялась: зал забит. Сидят работники, переговариваются. Ждут. Впереди, под сценой, руководящий состав – все молодые, при галстучках. Дальше – опытные, надежные работники, из тех, на кого можно положится. Они Маринку всерьез не воспринимали – так, болтушка. Инженерши особенно ее не любили, естественно, – за собой бы лучше следили, да и вообще плевать. А дальше – рядовые работники. Они то и были нужны ей сейчас, особенно один из них.

Вот он сидит – грустный такой. Наверное обрадуется, думала Марина, но тут писк телефона ее отвлек. Общество борьбы за новый облик города прислало картинку: «Хвост Пикачу – в рот Ильичу. Мы за будущее!» В Харцызске еще оставался один бетонный Ленин, но хвост в рот ему еще никто не приделал.

Ладно, пора за работу: господин Пак никогда не задерживается более, чем на минуту, и Марина должна быть готова полностью.

Степан же сидел и думал: все, скажу Лариске, - отменили премии. Режим, мол, экономии. Нет, не выход – позвонит подружкам и все узнает.

Тут все притихли: появился шеф. Рядом с рослой Мариной он выглядел подростком. А Марине хоть в телевизоре работай: чистенькая, серьезная. Хоть и донбасская девка, а вся как не отсюда. Степан все отлично видел, хоть и с галерки – зрение у него снайперское.

- Ви-та-ю! – сказал тут кореец.

Что такое?

- Господин Пак начал учить наш язык! – радостно сообщила Марина. – Поаплодируем!

Поаплодировали. Кореец сияет, все сияют. Утихли.

- Дя-ку-ю! – сказал еще господин Пак, а потом начал шпарить по-своему, всех благодарил за работу, огорчался – за три месяца их завод покинули 2 человека, воодушевлял – скоро собирать новую модель, будет всем интересно.

- Наверно, сейчас и про Чингачгука что-то скажет, - прошептал слева Серега. Петька справа кивнул: наверняка.

…- и вот сейчас, когда мы уверенно смотрим в будущее, господин Пак хочет сделать важное сообщение. Внимание!

Кореец лезет в кармашек, достает бумажку и с восторгом гладит на нее. А девка знай свое: - Вы уже слышали, скоро к нам на завод приедет выдающийся мастер кино, заслуженный режиссер – я все его успехи вам в рассылку скину, почитаете, ладно? – так вот: выдающийся Ким Кидук приедет к нам! Он верный друг Самсунга и он не бывал еще на Украине. И нам…

И тут кореец обращает на нее взгляд, та на ходу замолкает, а он и говорит, читая с бумажки:

- Си-ти- пан!

- Что?

- Гру-чик!

- Чего?

- Ге-лой!

- Грузчик Степан из второй бригады! Поднимайтесь! Покажитесь!

А Степан сидит. Ошалел он как-то.

Даже зрение, что характерно, ухудшилось. Все вокруг поплыло, расплылось. И все на него смотрят. Серега и Петька отодвинулись в стороны, как отъехали. А вокруг разноцветные пятна - лица, прически, рубашки. И прямо впереди, - кореец, смотрит так ласково, ободряюще, мол, что такое, охренел?

- Друзья! – кричит тут будто издалека девка-секретарша, - Друзья! Ким Кидук снимет фильм о нашем простом работнике, грузчике Степане! Он будет нашим героем!

Степан мало ее понимал. Но автоматически как-то, искривленно, наверное, улыбнулся. А Серега и Петька сияли, и бригадир, но Петька особенно.

- И все потому, что Степан не курит! Единственный в бригаде! И потому про него снимет фильм – это потрясающе! – Ким Кидук! О нем, о нашем городе, и о нашем любимом заводе Самсунг-Сичь-Харцизск-Украина!

TEXTY.ORG.UA — незалежне видання без навʼязливої реклами й замовних матеріалів. Щоб працювати далі, нам потрібна ваша підтримка.

Будь ласка, повідомте нам про ваш внесок на пошту texty.org.ua()gmail.com

Оцінка статті на цей момент: +2/-1
Читати Не читати Коментувати
 
 

Коментарі 0

Для того, щоб писати свої коментарі, залогіньтесь! Якщо ви не маєте логіну, тоді спочатку зареєструйтесь, щоб його отримати!